Ушёл из жизни полковник Михаил Григорьевич Храмцов

Сегодня ночью ушел в бессмертие житель Санкт-Петербурга, фронтовик Великой Отечественной войны, ветеран Вооружённых сил СССР полковник Михаил Григорьевич Храмцов (24.12.1921 — 28.09.2020).

Михаил Григорьевич родился в большой многодетной крестьянской семье 24 декабря 1921 г. в селе Шаманово Братского района Иркутской области. Его предки были кубанские казаки, переселившиеся в 1627 году по приказу царя в Приангарье для освоения богатых земель в районе рек Ока-Ангара. В исторических документах, повествующих об образовании города Братска, сохранились первые фамилии переселенцев: Храмцовы, Перфильевы.

Отец Михаила Григорьевича — Григорий Гаврилович — был одним из лучших на селе рыбаков, строителей, охотников и землепашцев, пользовался огромным авторитетом у односельчан. Являлся ветераном Первой Мировой войны. Благодаря отцу Михаил Григорьевич с 4 лет постоянно был на рыбалке, в поле, на охоте, на сенокосе и уборке урожая. С 6 лет он ездил в седле или запрягал лошадь и вспахивал землю, в 12 лет ходил охотиться на диких уток. Рыбалка вообще стала ежедневным занятием Михаила. Также он собирал грибы и ягоды, хорошо катался на лыжах и коньках, словом, был крепкий и приспособленный сибиряк.

После скоропостижной смерти Отца, сын с материю остались жить в пятистенном доме. Михаил взял хозяйство на себя — поливал огород, кормил живность, собирал яйца, освоил пряжу, научился шить на машинке «Зингер». Мать с утра до ночи работала в колхозе. Постоянный труд способствовал воспитанию выносливости и настойчивости в преодолении трудностей, и особенно это все пригодилось во время войны.

Начало войны Михаил Григорьевич помнит хорошо, он уже служил в армии, и их подняли по тревоге — Храмцов служил на Дальнем Востоке, где была угроза нападения Японской армии. Позже их подразделение было снято с границы. Красноармейцев распределили по училищам, после окончания которого в звании лейтенанта Михаил Григорьевич, в составе общей группы в качестве резерва офицерского состава был переведён в Подмосковье (город Подольск) на курсы «Выстрел», где в течение двух месяцев проходил переподготовку. В то время наша армия вела тяжелейшие бои на Нарофоминском и Вяземском направлениях. Вскоре его группу распределили по боевым частям Западного фронта вместо убитых и выбывших из строя по причине ранения офицеров.Михаил Григорьевич остался на Западном фронте. На протяжении трёх лет мерил шагами километры по дорогам войны. Три года на передовой. Прошёл войну на должностях командира пулемётной роты, командира роты автоматчиков, а затем — адъютанта командира стрелкового корпуса, помощника начальника оперативного отдела штаба стрелкового корпуса.

Вот как это вспоминает сам фронтовик (очерк по его воспоминаниям):

Конец марта 1942 года Западный фронт в тяжёлых погодных условиях распутицы, нанося ощутимые потери противнику в живой силе и технике, продолжал наступление, освобождая территорию Смоленской области. Михаил Григорьевич получил назначение на должность командира пулемётной роты 5-й гвардейской стрелковой дивизии 33-й армии под Нарофоминском. Сразу же после его назначения сибирские дивизии 33-й армии перешли в наступление. Именно эти дивизии принимали участие в контрнаступлении под Москвой. Своё первое крещение получил в боях за город Вязьма при форсировании реки Великая.

С подходом из резерва Ставки Верховного Главнокомандования 10-й гвардейской армии, вошедшей в состав 2-го Прибалтийского фронта, боевые действия продолжались уже на новом операционном направлении по освобождению территории Латвии, в качестве оператора штаба 7-го стрелкового гвардейского корпуса.

С выходом 10-й гвардейской армии на рубеж Пишкинской горы и Великие Луки немцы начали отводить свои войска на оборонительный рубеж Пустоша-Опочка, Мадонна — Резенке. В этой обстановке командарм 10-й гвардейской армии генерал Казаков Михаил Ильич принимает решение о срочном формировании подвижных отрядов для преследования противника. От частей 7-го гвардейского стрелкового корпуса был сформирован подвижный отряд в составе мотострелкового батальона, одной танковой роты и артиллерийского дивизиона. Михаил Григорьевич был назначен начальником штаба отряда. Этот отряд в бой провожал и напутствовал генерал-лейтенант Новосельский.

На всю жизнь в памяти Михаила Григорьевича остались отдельные эпизоды боевых действий, в которых участвовали войска 7-го гвардейского стрелкового корпуса.

1. Март 1943 г.: сражение, проигранное штрафным батальоном 10-й гвардейской армии (800 человек) в местечке Музикас. Ему и разведчику корпуса было приказано проконтролировать выход батальона в исходное положение для наступления. Находясь на командном пункте вместе с командиром батальона, они после предварительной артподготовки провожали батальон в атаку, а вечером с горечью и со слезами на глазах встречали раненых офицеров отошедших подразделений батальона, которые были отброшены контратакой противника в исходное положение.

2. В один из солнечных дней мая 1944 г. противник нанёс внезапный удар «Юнкерсами» по штабу корпуса. Среди личного состава началась паника, был тяжело ранен начальник штаба корпуса полковник Возненко Виктор Васильевич. Погибли десятки человек из состава батальона связи, в том числе две девушки — радистка и телефонистка, было выведено из строя значительное количество средств связи и управления. Михаилу Григорьевичу вместе с начальником оперативного отдела подполковником Грылевым Анатолием и командиром батальона связи майором Лыковым Л.Г. пришлось применить жестокие меры и организовать в короткие сроки вывод штаба корпуса из-под возможного повторного удара авиации противника.

3. В одном из тяжелейших кровопролитных боёв в июне 1943 года за город Ельня Михаил Григорьевич находился в боевых порядках 87-го гвардейского стрелкового полка 29-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием подполковника Третьяка Ивана Моисеевича. После нанесённого авиационного удара наши перешли в контратаку, понеся при этом значительные потери. В этом бою погиб начальник инженерных войск корпуса полковник Остроумов и коллега Михаила Григорьевича, оператор, майор Михаил Бордадымов. И в этой ситуации Храмцов каким-то чудом остался жив, смерть обошла его стороной.

В боях за Ригу и Огре в августе 1944 года 10-я гвардейская Армия на Рижском направление после успешного наступления вышла на рубеж в 70 км. южнее Риги, где встретила ожесточённое сопротивление вновь подошедших резервов, пополнивших пехотные дивизии 18-й немецкой армии группы «Север».

В ходе преследования противника при освобождении Мадонны частями 7-й гвардейской стрелковой дивизии Михаилу Григорьевичу, свидетелю освобождения, посчастливилось получить очередной трофей — гитару, с которой он не расставался до конца войны.

Что касается завершающего этапа войны, марта 1945 года, то Храмцову вспоминаются трагические события, связанные с неудачным сражением 8-й гвардейской стрелковой Панфиловской дивизии (комдив полковник Попов Александр Яковлевич)

В конце марта 1945 года дивизия после прорыва обороны противника в лесисто-болотистой местности в районе Андулены – Лапуки была остановлена противником, и в течение 7 суток панфиловцы вели тяжелейшие бой с превосходящими силами противника, неся большие потери в живой силе и технике. Немцы пытались любой ценой выбить части дивизии, вклинившись в их оборону. Подтянув свежие силы и танки посредством нанесения ударов по флангам дивизии, противник прорвался через боевые порядки и перехватил пути сообщения стрелковых полков со штабом дивизии и тылами. Связь с подчинёнными частями поддерживалась по радио. Сухопутная связь была прервана, на исходе были боеприпасы и продовольствие.

Для доставки оружия и питания к радиостанциям и окружённым частям даже в ночное время в промежутки между огневыми точками противника направлялись офицеры — операторы 7-го гвардейского стрелкового корпуса. Лично Михаилу Григорьевичу с группой разведчиков трижды в течение двух ночей пришлось пробираться между вражескими заслонами по колено в воде и выходить к окружённым частям дивизии. По прибытию в район окружения 19-го мотострелкового полка уточняли на местности передний край обороняющихся подразделений, их обеспечение запасами и выявление огневых точек противника. Храмцов по знакомому ему маршруту возвращался обратно на командный пункт командира дивизии, на котором уже находился в ожидании его доклада командарм генерал Казаков Михаил Ильич. Он выслушал доклад о сложившейся обстановке в районе окружённых частей, и Михаил Григорьевич, получив от командарма решение на вывод частей дивизии из окружения, продолжил свой путь обратно. В сложившейся обстановке управление операцией по выводу частей дивизии из окружения взял на себя лично командарм. Его решением к району предстоящих боевых действий была подтянута часть из резерва армии.

28 марта после мощного артиллерийского налёта встречными ударами с обеих сторон части дивизии перешли в атаку. Противник, понеся значительные потери, был смят, сухопутная связь с окружёнными частями была восстановлена, раненых военнослужащих и материальную часть удалось эвакуировать. В конце марта 1945 г. части и соединения армии перешли к обороне на захваченных рубежах.

В последние часы войны Михаил Григорьевич находился на командном пункте командира корпуса генерала Ибянского, а попросту говоря, на 20-ти метровой ёлке, с которой хорошо просматривался передний край обороны противника. С утра 8 мая корпус должен был вводить в бой 7-ю гвардейскую стрелковую дивизию генерала Маскалик для развития наступления на город Салдус. Сидя на ёлке, Михаил Григорьевич увидел на позициях противника белые флаги, прекратилась стрельба со стороны противника. Был слышен гул танковых моторов 7-й гвардейской стрелковой дивизии, потому что танки выдвигались на рубеж развёртывания для ввода в бой. Доложив обстановку командиру корпуса, он получил приказ: «Слезай с ёлки! Садись в мой «Виллис», возьми с собой двух автоматчиков и незамедлительно выезжай к немцам для передачи распоряжения о порядке капитуляции, местах расположения подразделений, оружия и техники». Проезжая свой передний край, Михаил Григорьевич увидел, как личный состав наших войск ликовал, получив известие о Победе.

Из наградных листов Героя:

Орден Отечественной войны II степени (8 сентября 1943 года):

«Товарищ Храмцов на фронте Отечественной войны с мая месяца 1942 года. Работает в штабе корпуса начальником службы ВНОС с мая 1943 года. За это время показал себя дисциплинированным смелым командиром РККА. Во время наступательных августовских-сентябрьских боев 1943 года товарищ Храмцов по роду выполняемой им работы оказал большую помощь командованию корпуса. Давал ценные сведения о появлении авиации противника и этим самым предотвращал части корпуса от бомбежки авиации противника. В особенности товарищ Храмцов показал себя смелым и мужественным во время прорыва вражеской обороны в районах Каменка, высота 233,3, Гнездилово, Вавы. При налётах вражеской авиации всегда своевременно предупреждались части корпуса. Товарищ Храмцов выполнял отдельные поручения командования корпуса с которыми справлялся отлично».

Орден Красной звезды (8 апреля 1944 года):

«Товарищ Храмцов на фронте Отечественной войны с мая 1942 года. Последнее время работает адъютантом командира корпуса с прикомандированием к оперативному отделу штаба корпуса. Все задания начальника штаба корпуса по работе в войсках выполнял отлично. Неоднократные задания были сопряжены с риском для жизни, однако товарищ Храмцов выполнял их с большим старанием и проявлением инициативы. 8 Апреля 1944 года выполняя задание начальника штаба корпуса по работе в частях, работу проводил под сильным ураганным артиллерийско-миномётным огнём противника и при выполнении задания под д. Стержнево ранен в голову. После ранения товарищ Храмцов пока хватало сил оставался на своем посту и только по приказу начальника штаба эвакуирован в госпиталь».

Орден Красного знамени (18 апреля 1945 года):

«В наступательном бою с 17 по 22 марта 1945 года, товарищ Храмцов действуя с 19 Гв. СП. как представитель командира корпуса помогал командиру полка и командирам батальонов в организации боя. Двигаясь с передовым батальоном своими решительными настойчивыми действиями и личной храбростью неоднократно поднимал в атаку бойцов и воодушевлял их своим личным примером. Давая точную информацию о положении боеспособности и действиях своих частей товарищ Храмцов помогал командиру принимать правильное решение. 24 марта 1945 года под огнём противника прошел в узкий проход и доставил приказ командования, одновременно провел группу бойцов с боеприпасами и с продовольствием. 27 и 28 марта 1945 года лично руководил выводом танков и СУ на исходный рубеж. Протолкнул танки на фланги рубежа достигнутого пехотой 67 ГВ. СП, 22 ГВ СД, при атаке товарищ Храмцов помог обеспечить возможность частям 8 Гв. СД выйти в Юго-Восточном направлении».

После окончания воины в течение 33 лет Михаил Григорьевич проходил службу в войсках Прикарпатского военного округа в городе Львов, в группе советских войск в Германии, Южной группе войск — Венгрии, центральной группе войск — Чехословакии, Ленинградском военном округе в городе Ленинград.

Думая о своем будущем, он решил уволиться из армии, вернуться в родные края, получить высшее гражданское образование, создать семью и продолжить трудиться в родной Сибири. Однако командование корпуса не согласилось с его решением об увольнении. Учитывая боевой опыт фронтовика, командованием было принято решение направить Михаила Григорьевича в военную академию им. Фрунзе.

В 1946 году он поступил, а в 1949 году окончил академию по специальности общевойскового офицера, получил диплом о высшем военном образовании. Позже, в 1960 году, он окончил ускоренный курс ракетно-артиллерийской академии в городе Ленинграде.

На протяжении трёх лет обучения в академии (1946-1949 гг.) ежегодно принимал участие в параде на Красной площади в честь Дня Победы в составе сводного батальона академии, который по сложившейся традиции первым открывал парад.

После окончания академии имени Фрунзе и до конца службы Михаил Григорьевич работал оператором в штабах дивизии, корпуса, округа, групп войск. Первое назначение после окончания академии получил на должность начальника оперативного отдела штаба 8-й гвардейской армии под командованием генерала Болдина в ГСОВГ (Германия, город Веймар). Потом Михаил Григорьевич работал оператором в оперативных отделах и управлениях штабов Южной группы войск (Венгрия), Центральной группы войск (Чехословакия), Прикарпатского военного округа (город Львов), Ленинградского военного округа (город Ленинград).

В марте 1969 года по разнарядке 10-го Главного управления Генерального штаба Михаил Григорьевич был командирован с должности начальника 1-го отдела оперативного управления Прикарпатского военного округа на должность советника при оперативном управлении. В течение трёх лет пребывания в Каире в сложной обстановке, связанной с арабо-израильской войной в зоне Суэцкого канала, Михаил Григорьевич занимался вопросам боевой готовности войск, как своих, так и египетских.

За личное участие в боевых действиях и за проделанную работу по повышению боевой готовности войск Египта Михаил Григорьевич был представлен к правительственной награде главным военным советником генералом Катышкиным. На протяжении 7 лет Михаил Григорьевич прослужил в должности начальника 2-го отдела по оперативной подготовке, в обязанности которого входила оперативная подготовка офицеров и генералов, разработка и проведение командно-штабных, тактических и показных учений с войсками.

За годы службы в оперативном управлении Ленинградского военного округа особое удовольствие Михаил Григорьевич получил при личной разработке и участии в показном тактическом дивизионном учении ”Север”, проведённом совместно с военными руководителями Вооружённых сил стран Балтийского региона (Финляндия, Швеция, Норвегия). Это учение было организованно командующим войсками округа генерал-полковником Грибковым Анатолием Ивановичем на Бабочинском полигоне и включало в себя такие мероприятия, как прорыв обороны противника, отражение контратак и преследование противника с форсированием водной преграды. За подготовку учения и участие в его проведении Михаил Григорьевич был награждён памятным значком ”Север”.

В ходе проведения Генеральным Штабом ВС СССР оперативных мероприятий Михаилу Григорьевичу неоднократно довелось встретиться с маршалами Советского Союза Жуковым Г. К., Коневым И.С., Рокоссовским К.К.

10 октября 1977 года по достижению предельного возраста Михаил Григорьевич был уволен из рядов Вооружённых сил СССР в запас с вручением благодарственной грамоты за подписью заместителя Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Н.Н. Огаркова от 3 октября 1977 г.

С супругой они вырастили и воспитали двух дочерей, дали им образование, привили любовь к труду и стремление заботиться о родных и близких. У него два внука и два правнука.

Светлая память и слава Герою!

#Ветеран #Фронтовик #Воин #Герой #Подвиг #Победа #СССР #Армия #Пехота #ВооружённыеСилы #ВеликаяОтечественная #Война #ГероиПобеды #Победа75

Оставить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.